Блоги

Семейное обучение: что, где, зачем

Девочка

“мы их научим быть трепетней к хлебу,

верить друзьям и рассматривать небо,

шапку носить, выходя из квартиры,

и не бояться чинов и мундиров…” (с)

Первая реакция на известие о том, что моя дочь на семейном обучении, – это, как правило, легкое смятение. Собеседник “попадает в непонятное”. С сочувствием уточняет, чем же таким страшным болеет ребенок, ну или, на крайний случай, с кем мы что не поделили в школе.

Следующими идут вопросы “а как же социализация?” и “неужели ты сможешь научить ребенка сама?”, иногда разбавляемые вечным и незыблемым “а что, так можно было?”.

Терминология (то, что необъяснимо и надо просто запомнить)

Семейное обучение – это форма образования, при которой ребенок проходит школьную программу без участия школы в этом процессе, но сдает в школе аттестацию и после этого – ГИА и ЕГЭ.

Домашнее образование – это термин очень широкий, но в реальной жизни применяется, как правило, к ситуациям, когда ребенок какое-то время не может посещать школу (заболел, например). Учитель в таком случае может давать задания или даже приходить к ребенку время от времени.

Еще есть анскуллинг, но это если не в России. Тут не только школы в образовательном процессе нет, но и даже самой школьной программы. Решил родитель, что ребенку надо знать высшую математику, вышивание и фермерское хозяйство, и на литературу с химией внимания не обращает. В России так нельзя, список школьных предметов ребенок должен сдать. Ну, хотя бы на троечку.

Экстернат – это вообще параллельная история. Можно учиться в школе и сдавать предметы экстерном: я, например, в старшей школе изучала французский, но сдавала экстерном английский, чтобы была оценка в аттестате за два языка.

Кому больше всего подходит семейное обучение

  • детям, которые учатся по индивидуальной программе;
  • очень самостоятельным детям, которые умеют разбираться в материале сами, либо могут организовать свое время, чтобы смотреть лекции и делать задания без участия родителей;
  • детям, у которых родители готовы посвящать много времени их образованию;
  • детям, которые серьезно занимаются каким-то видом спорта, искусства или науки;
  • детям, которые много путешествуют.

Личный опыт, Или (не)пытайтесь повторить это дома

Наша история начинается с того, что я изначально не хотела, чтобы моя дочь шла в школу. Вообще, школы сами по себе бывают отличные, и учителя попадаются и нормальные, и хорошие, и замечательные. Но, во-первых, я искренне уверена, что школьная форма и сидячий образ жизни процессу образования мешают, а отступать именно две клеточки – не слишком необходимый навык в освоении математики. А во-вторых, какие бы ни были учителя и школы, свои учебники они выбрать не смогут.

Надо сказать, что современная школьная программа вызывает у меня в лучшем случае недоумение. Будучи какое-то время преподавателем математики и просматривая разнообразные учебники, я просто не верю, что ими можно кого-то заинтересовать или увлечь. Дети, увлеченные математикой, побеждающие в олимпиадах, не из учебников черпают вдохновение.

Причем до определенного момента материалы содержат в себе зайчиков и котиков, а потом – бац – и ребенок вдруг должен магически переключиться и вникнуть в – будем честны – нудно и неинтересно написанные страницы теории.

Что-то вот такое получается:

Как нарисовать сову

У меня нет педагогического образования. Только опыт. Опыт говорит о том, что, например, математика – прекрасная, интересная и логичная наука, которой легко увлечь даже гормонально нестабильных подростков, что уж говорить о детях младшего школьного возраста. Если не по учебникам.

Но в школах крайне редко ставится задача ребенка увлечь. Лозунги “делай, потому что так надо” и “не все же развлекаться” – от авторов “игры для детей, а ты уже взрослый”. При том, что игра – это самый эффективный способ познания (эволюция позаботилась), а при наличии мотивации процесс идет быстрее и эффективнее.

Итак, все началось с идеи, что с большой вероятностью я научу математике свою дочь быстрее, а главное, с большим удовольствием, чем это сделают в школе. Но человеческому сознанию свойственно экстраполировать выводы на все обозримое пространство, и из этой идеи вырос вопрос – “так, может, и другим предметам можно учить гораздо эффективнее?”.

Тогда дочери было лет пять и я еще не знала о семейном обучении – план я начала составлять, исходя из того, что ребенок будет ходить в школу, но ей это не поможет.

Поэтому семейное обучение как концепт я восприняла как “вау, все то же самое, но можно еще и не заморачиваться со школой”. Возникла только одна проблема. Дочь-то как раз в школу хотела.

Тут надо сказать, что важные решения (если они не грозят здоровью, конечно) ребенок принимает сам. Сказала “в школу” – значит, в школу. Альтернативу я ей объяснила, дальше уже свобода выбора.

И полтора года дочь была упорна в своем стремлении. До нынешней зимы.

Нет, ничего особенного не случилось. Мы не ссорились с учителями, у нее в школе были друзья, никаких препятствий, чтобы дойти из точки “дом” в точку “класс” не возникало.

Итак, внезапно, посередине второго класса, мы посовещались и дочь решила, что переходит на семейное обучение.

По сравнению с многолетним обдумыванием оргпроцесс прошел как-то на удивление быстро.

Как это работает

Вообще, чтобы перевести ребенка на семейное обучение, с юридической точки зрения вам надо сделать три вещи:

1. Отчислить ребенка из школы.

2. Договориться (в документальном виде) о прохождении аттестации.

3. Рассказать об этом департаменту образования.

То есть идея в том, что ребенку надо перестать учиться в школе, но сдать где-то экзамены. И обо всем об этом должен знать департамент, чтобы ребенка нечаянно не потерять.

Аттестацию надо обязательно пройти в 9 и 11 классе (без нее не дадут сдать ГИА и ЕГЭ). Не строго обязательно, но обычно настаивают на аттестации в 4 классе и могут еще уговаривать сдавать экзамены каждые полгода или год.

Меня, по крайней мере, уговаривали.

Аттестацию можно сдать где угодно вообще. Можно прийти в свою школу и подать заявление у них. Считается, что отказать не могут, но на семейное обучение переводят в том числе из-за конфликтов со школьным руководством (и сдавать экзамены в такой школе уже не хочется). В таком случае вариантов два: прикрепиться для аттестации к какой-нибудь другой школе города или найти школы, которые на этом специализируются, в другом городе (в Москве и Питере есть как минимум несколько школ, где этот механизм отлажен).

В первом варианте обычно действуют так: идут в свой департамент образования и честно объясняют ситуацию. И уточняют, какие школы к семейному образованию благосклонны. Департаменту, напоминаю, рассказывают, какой ребенок на СО где будет проходить аттестацию, так что они должны быть в курсе. Дальше идете прямиком в указанные школы и спрашиваете. Опять же, в теории, вы пришли в школу – школа должна вас взять, но на практике бывают варианты.

Третий вариант, самый комфортный и самый дорогой, – это записаться в онлайн-школу с возможностью прохождения аттестации в их школе-партнере. Тут есть большое но: многие такие школы допускают до аттестации, только если ребенок, как в обычной школе, сдал им все домашки и вообще учился по расписанию. Да, занятий меньше, они лаконичнее, сроки заданий более плавающие. Но когда программа своя, и по одному предмету ребенок отстал на полгода, а по второму на два года вперед убежал – это неудобно.

В школе (не)поймут

Итак, вы отчислились из своей школы, в ней же (или другой) подписали бумажки на первую ближайшую аттестацию, согласовав видение ситуации с директором и завучем, и идете в департамент образования объявлять о свершившемся.

С момента первого моего разговора с директором до “ребенок в школе больше не учится” прошло меньше недели, что меня немало удивило.

Руководство школы может воспринять по-разному. Например, в моем случае мне сначала настолько уверено заявили, что раз в год экзамены сдавать обязательно, что я чуть не поверила. Но директор придерживался позиции “я вас не одобряю, но вы в своем праве”, поэтому уточнила все у департамента образования сама. И во второй раз я пришла уже с готовыми документам на аттестацию только в 4 классе.

Да, я выслушала разнообразные укоризненные речи с апофеозом вида “вы не справитесь, а нам потом с вашим ребенком разбираться”. Но мне не чинили препятствий и шли навстречу (например, придумывали, как именно все это оформить в библиотеке, побыстрее оформили оплаченные квитанции на питание). Я считаю, что мне повезло с адекватностью руководства школы. Им это непривычно и необычно, да, они поворчали и поуговаривали, но – сделали все как надо и быстро.

Есть еще один больной вопрос у концепции семейного образования в России. В теории за детей на семейном образовании положена компенсация (как много у нас этого “в теории”), но в действительности это решается на региональном уровне и добились подобного решения только в нескольких регионах.

Как построить день, или Война войной, а обед по расписанию

Итак, вы думаете перевести ребенка на семейное обучение. А что же дети будут делать целый день? Как это вообще происходит?

Во-первых, от того, чтобы ребенок осваивал школьную программу (хотя бы “на троечку”) по всем предметам, в России никуда не деться. Поэтому в первую очередь надо понять, откуда вы будете брать базу.

Тут есть разные варианты.

Можно заниматься по школьным учебникам вместе с ребенком и объяснять ему темы по ним же. Если у вас от перехода на СО ощущение, что землю из-под ног выбили, то такое начало придаст вам уверенности и успокоит.

Можно открыть список тем (в теории вам должны дать план в школе, на практике этот план крайней абстрактный, и почерпнуть из него конкретику сложно, так что лучше открыть список тем на любом сайте, связанном с образованием) по каждому предмету и подумать, как это лучше донести до ребенка. Например, чтобы ребенок запомнил таблицу умножения, я включала в список примеров по математике такие блоки:

5 х 5 =

5 х 6 =

5 х 7 =

5 х 8 =

И через какое-то время ребенок просто это запомнил.

Вы можете придумать другой метод, или поискать в интернете – методик полно. Например, популярная тема для детей на СО, которые не любят писать, – каллиграфия. Как показала практика, многих детей это увлекает, и позанимавшись настоящей каллиграфией со всеми ее красивыми атрибутами, ребенок меняет свое отношение к письму.

Если ребенок занимался дополнительно каким-то предметом (кружки, тренажеры по интернету, обучающие видео на ютубе), имеет смысл для начала понять, что он вообще знает, и проредить список тем, необходимых к прохождению. Например, купить книжечку с тестами на уровень выше, и попросить ребенка попробовать (так, если он в третьем классе, но занимался логикой в компьютерных тренажерах, можно купить книжку по аттестации по математике в 4 классе и посмотреть, что он уже умеет).

Тут надо напомнить, что школа с большой вероятностью приучила ребенка к доктрине “не знаешь” – “получишь два”. Чтобы просить ребенка попробовать что-то, что ему может быть неизвестно и непонятно, приходится часто и помногу напоминать, что его никто не будет ругать за то, что у него не получится.

Я до сих пор с этим сталкиваюсь. Я ни разу не ругала дочь за оценки, и принципиально их не смотрела. На “я не понимаю” во время наших занятиях реагировала “давай я объясню”. Всячески старалась держаться подальше от оценочных суждений. Но, тем не менее, иногда у ребенка случается тихая истерика от “я, конечно, смог сделать эти 10 понятных примеров, а вот те 3, которые самые сложные, я не понимаю, не понимаю, не понимаю, я никогда-никогда не пойму, все плохо, кошмар, апокалипсис”.

Это нормально. Это посттравматический синдром школьной программы. Вы сами его знаете – столкнулись на работе с непонятным и все, мозг в панике, “мы никогда-никогда это не сможем!”. И, как при любом посттравматическом синдроме, нужно предоставить понятные ожидания. Дать ребенку понять, что конкретно от него ждут и хотят, и давать на это понятную и предсказуемую реакцию, которая не будет кардинально меняться. Раз за разом. Чтобы на подсознании прописался положительный опыт, вытеснив тревожное “не ясно что ожидать”, чтобы ребенок накрепко запомнил: если не получилось – это нормально, можно попробовать еще раз.

Если у ребенка навык “выдохнули и попробовали еще раз” прокачан, можно идти от обратного и покупать материалы по аттестации сразу, чтобы понимать “кто мы и куда мы идем”, выявлять темы, ребенку незнакомые и проходить конкретно их.

Еще есть интернет-школы. Там та же самая школьная программа, только немного лаконичнее и с заданиями, где можно во что-нибудь потыкать (как детям нравится). На мой взгляд, лекции там все еще немного скучноваты, но дети могут их смотреть, и многим нравится. Там же бывают и консультации с учителями, и разбор заданий. В общем, если вы хотите по-максимуму абстрагироваться от процесса получения ребенком школьных знаний, – это для вас.

Опять же, существуют репетиторы. На мой взгляд, репетитор нужен по необходимости, а не как замена школьному учителю. Но есть дети на СО, которые с репетиторами проходят все. Мне кажется, это ненамного лучше школы: самостоятельность не вырабатывается, кроме того, времени на подбор хороших учителей уйдет немало.

Есть, конечно, еще один вариант – отправить ребенка в свободное плавание. Вот тебе учебники, вот интернет. Но минус такого подхода не только в том, что ребенок может решить, что ему веселее играть, чем читать учебник. Если уж у вас ощущение выбитой из-под ног почвы после перехода на СО, то представьте, как такой отрыв от привычной жизни воспримет ребенок. Минус уверенность в завтрашнем дне, минус стабильность, минус спокойствие – в итоге, минус счастье.

Итак, вы разобрались с базой и уверены, что на минималку-то чадо в ближайшую аттестацию наскребет. И вот дальше происходит самое интересное. Интересное делится на три аспекта: познание, практика, взаимодействие.

Взаимодействие – это самый простой аспект. Ребенок больше времени проводит дома и может включаться в ту деятельность, которая ему (или вам) покажется интересной. Например, у меня дочь очень любит помогать готовить, но в школьные времена она могла это делать только вечером, а вечером уже у меня нет сил координировать маленький локальный хаос на кухне. А днем – пожалуйста, можно писать статью, давая ценные указания, как резать салат и напоминая о необходимости мешать макароны.

Возможность что-то делать с ребенком именно тогда, когда у вас есть на это силы и вдохновение, позволяет расширять саму деятельность. Не просто приготовить, а посмотреть с ребенком рецепты и рассказать, что такое пряности. Или включить на время готовки какую-нибудь передачу про поваров в Италии. Не просто закинуть вещи в стирку, а объяснить, как их разбирать и почему температура воды для каждой ткани разная. Не просто подбросить животным еды, а нарисовать схему, как это животное живет и питается.

Практика. Это примерно то же самое, что в предыдущем пункте, но не только про быт. Вы можете учить тому, что умеете сами, или вдохновлять примером. Или наоборот, ребенок чем-то увлечется и втянет вас. Тут может быть что угодно – столярное дело, вязание, посадка деревьев, помощь кошачьим приютам, рыбалка, разборка компьютеров – все полезные и интересные практические навыки, которые так помогают нам во взрослой жизни и в которые дети с удовольствием играют на досуге. У детей, как правило, ощущение, что они что-то сделали настоящее, материальное, вызывает прилив эндорфинов и ощущение счастья. Склеить из картона домик для куклы – это здорово. Но сколотить домик для кошки, куда эта кошка немедленно залезет и замурчит – бесценно.

Познание. Вот сюда как раз входят все кружки, мероприятия и выходы “в свет”. На СО есть время перепробовать просто всё. И если ребенок увлекся работотехникой, он может неделю сидеть и кодить, не отвлекаясь на химию и биологию, или по несколько часов в день заниматься танцами, или подбирать Лед Зеппелин на гитаре. А еще есть лекции в музеях, мероприятия в образовательных центрах, на которые ребенок тоже может попасть в то время, которое обычно проходило в школе. Есть клубы, где семилетки занимаются этнографией или астрономией. Или пишут научные работы лет в 12.

Да, все это возможно и без перехода на семейное обучение. Только в гораздо меньшем объеме и более разрозненно. Семейное обучение дает возможность сделать программу ребенка целостной, направленной туда, к чему у него есть склонность, дать больше практики и больше опыта, пробовать разные подходы и при необходимости – преподавателей.

Подумайте, сколько времени ваши сын или дочь тратят на школу, а вы – на сопутствующие действия? Сколько времени, а главное, нервов, уходит на глажку школьной формы и родительские собрания. Насколько теряется общая картина и конечные цели из-за того, что непрерывно оценивается каждый шаг. И в погоне за безошибочным отступом в две клеточки с тетрадке по математике теряется мотивация – и ребенка, и родителя – к знаниям и умениям.

Страхи и трудности (и неуловимая социализация)

Когда говорят о проблемах семейного обучения, в первую очередь вспоминают социализацию. “А как же ребенок будет социализироваться?” – это то, что СО-шники слышат постоянно, и через какое-то время они начинают кусаться. Я даже не знала, что у стольких людей слово “социализация” в активной лексике-то есть, пока мы на СО не перешли.

Социализация — это процесс получения человеческим индивидом навыков, необходимых для полноценной жизни в обществе. В этом контексте школа в принципе на здоровую среду для социализации не тянет. Школьник оказывается заперт в закрытом коллективе, который он не выбирал, вынужден следовать правилам, на которые не соглашался, и подчиняться людям, к которым, в большей части случаев, уважения не испытывает.

Можно часто услышать, что “такова и есть реальная жизнь”. Неудивительно: вчерашние школьники вырастают в людей, сидящие на работе, которая им некомфортна, в уверенности, что не имеют права ее поменять; общаются с людьми, которые им не подходят,- потому что в их понимании это нормально; и не отстаивают свое мнение в уверенности, что это бесполезно, или, еще хуже, чревато одними проблемами.

Более того, находясь в коллективе, где у участников мало общих целей и интересов, школьники учатся жить в ситуации, когда им надо либо постоянно лавировать и лицемерить, либо поступаться своими интересами.

Оговорюсь, бывают исключения. Но на общую тенденцию они не влияют.

Читает Ребенок

PictureCredit

Дети на семейном обучении не сидят дома круглыми сутками. Они ходят в кружки – те, которые они выбрали и где их все устраивает, ходят гулять с друзьями, общаются через интернет с теми, кто им интересен. У них разнообразный круг общения, включающий в себя людей разных возрастов, увлечений, профессий и кругозора. И это куда больше похоже и на реальный мир, и на здоровую среду для социализации.

Другой частый вопрос, который волнует родителей, переходящих на СО, звучит он примерно так: “Как же я смогу учить ребенка дома? Ведь учитель должен ругать, а мама должна хвалить. Если я буду учить ребенка, как же я смогу говорить ему, что он всегда самый лучший?”. Опустим тут вопрос, что говорить ребенку, что он всегда самый лучший, – в принципе не очень хорошая идея. Поговорим о той части, в которой “учитель должен ругать”.

Вы переходите на СО! Счастье, конфетти, фанфары! Ребенка в процессе учебы можно больше не ругать! А еще не заставлять, не понукать и не укорять!

Если серьезно, то дети – вообще существа любознательные. У них это в природе заложено эволюцией, потому что много тысяч лет было: не научишься как мама с папой собирать яблоки и охотиться на оленей – умрешь с голоду.

Муштра любознательность убивает. Отсутствие муштры – восстанавливает.

Ребенок будет заниматься тем, что ему интересно. Задача обучающего – сделать интересным как можно больше.

Когда школьники только переходят на СО, и у родителей, и у детей все еще сохраняется школьный образ мышления. Заниматься – так 45 минут! Ну в крайнем случае – полчаса. Но не меньше!

Вспомните этот эффект. Вам лет 12-13, вы сидите на уроке, который вам не особо интересен, и слушаете учителя. И вдруг – щёлк! – внимание отключилось и следующие полминуты все кажется какой-то белибердой. Вы устали. Но это же школа, тут всегда так, и вы всеми силами это внимание восстанавливаете обратно, внутренне стеная, что сейчас бы поесть и поспать, а не вотэтовсё. Или не восстанавливаете – записки пишете. В крестики-нолики с соседом по парте играете. Скребёте на той самой парте “оставь надежду всяк сюда входящий”.

Эффект отключения внимания нормален. Мозг устал образовывать нейронные связи или забыл, зачем ему это вообще надо. Мозг хочет поспать и шоколадку. В случае младших школьников – побегать и, опять-таки, шоколадку.

Когда я преподавала математику, я проходила все эти ошибки. Ругаться. Негодовать. Позже – выговаривать с укоризной, что, к слову, не намного лучше. Потом поняла, что это все просто не помогает.

Можно выжать все соки из учеников и продвинуться на сантиметр. А можно не выжимать и продолжить заниматься дальше – если отвлечься, или перейти на другую тему, или начать сначала ( с разными людьми и возрастами работает разное). Я рассказывала логарифмы на конфетах и строила схемы из карандашей, они разваливались, все смеялись, можно было продолжать дальше.

Это тяжело и непривычно. Мы так приучены, что первая реакция на неудачу, на неповиновение, на “я устал” – нарычать или надавить на комплекс вины. Со школы, да. Вы можете попросить ребенка постараться еще, если видите, что у него есть еще ресурс. Или отвлечь, или сделать перерыв (на школьных уроках дети его тоже делают, только сами – см. записки, крестики-нолики, наскальная парто-живопись).

Учитель и не должен ругать. Вообще никто, по сути, ругать не должен. Это неэффективный подход, который расстраивает всех участников процесса. Если принять за аксиому, что вообще-то вы с ребенком на одной стороне и ваша задача его не заставить, а ему помочь, – жить будет проще.

От учителей, которые принимают экзамены у детей на СО, можно услышать, что они хорошо знают только несколько предметов, которыми они увлечены, а по остальным знания средние. Если честно, я все еще не могу понять, в чем тут проблема.

Во-первых, для школьника это очень даже неплохо: часть средне, часть хорошо – так и замечательно же. Многие школьники за счет того, что у них нет возможности выбрать себе занятие, вообще ничем не увлечены, и никто не ставит это в укор школьной программе (а зря).

Во-вторых, идея о том, что идеальный школьник – это отличник, мягко скажем, переоценена. Отсюда мы имеем погоню за оценками вместо знаний и нервные срывы в 12 лет.

В-третьих, а вот потом многие из них в университет пойдут, и там будут заниматься только этой самой частью предметов, которая им интересна, а остальные не вспомнят даже, вот ужас-то.

Не все дети на СО – художники, или музыканты, или олимпиадники, или те самые идеальные ребятки из инстаграма. Процент увлеченных детей на СО больше, чем в школе, но есть и просто дети, которые просто учатся и растут – так же, как это происходит в школе, только без постоянного давления. И одни предметы им тоже нравятся больше, а другие меньше.

Семейное образование – это не панацея. Но в современном мире, если вы понимаете, как вы хотите построить образовательный процесс, готовы в нем участвовать и, самое главное, ребенка слушать, семейное образование может сделать вашу с ним жизнь гораздо ярче и удивительнее.

Просто потому что индивидуальный подход и свободное время в любой сфере творят чудеса.

PictureCredit

Ави Айвер

Ави Айвер

Пишет белые буковки на черном фоне, когда это линуксы, и черные на белом - когда это статьи или рассказы. Учит всякие разные языки, и всегда - по любви. Иногда пишет об этом в https://vk.com/acciobooks, особенно во время очередного ТГПЧ :)