Английский Как учить языки Читаем и пишем

Чтение на языке оригинала. 5 причин полюбить снова, или “Alice’s adventures in Wonderland” в новом и лучшем качестве

Многие из вас, нежно относящиеся к английскому языку (и изучавшие его в школе и ВУЗе), вот прямо сейчас рефлекторно поморщились – ну сколько можно, опять эта Алиса! Но, уверяю вас, эта книга все так же хороша для изучающих язык взрослых (и не очень), и даже в этой статье вы найдете минимум пять причин полюбить “Alice’s adventures in Wonderland” снова.

Ведь “Алиса”, пусть и зачитанная до дыр, и, казалось бы, местами скучная почти до зевоты, – не просто сказочка с линейным сюжетом и доходчивым языком. Эта книга – настоящее отражение английской культуры своего времени со всей местной теологической, мировоззренческой, гастрономической и какой-только-возможно спецификой.

Причина №1 – “говорящие” имена персонажей

Большинство персонажей книги – не случайные лица. Да, мы – читатели-не носители английского языка – не слушали в детстве сказок, предшествовавших “Алисе”, не в курсе культурного контекста в целом. И потому мы даже не задаемся вопросом: а почему, например, в числе отъявленных безумцев выступают именно Шляпник и Мартовский Заяц?

А ведь автор прямо отвечает на этот вопрос: “they’re both mad” (с) (“Оба не в своем уме” (с) – рус.). И в английском языке этого вполне достаточно, если вспомнить выражение “Mad as a hatter” “Сумасшедший, как шляпник”,  сумасшедший,  спятивший – рус.) и поговорку “Mad as a March hare” (“Безумный, как мартовский заяц” – рус.). И это мы еще только эксцентричных любителей чая вспомнили, а ведь есть еще и Чеширский Кот, и Додо, не говоря уже о Валете Червей.

Причина №2 – актуальный контекст

Мода есть мода, игнорировать ее сложно, да и зачем? Льюис Кэрролл (1832 – 1898) и не считает это нужным: в его “Алисе” персонажи играют в крикет, который к тому времени стал национальным английским видом спорта, дискутируют о том, что же общего между вороном и письменным столом (“Why is a raven like a writing-desk? ” (с) – рус.).

А персонаж Фальшивая Черепаха (“The Mock Turtle” (с) – рус.) на оригинальных иллюстрациях сэра Джона Теннила (англ. John Tenniel, 1820-1914, – первый иллюстратор “Алисы”, автор канонических гравюр дилогии), которые потом практически всюду и перепечатывались, подозрительно похож на теленка. Последнее – дань гастрономической моде на экзотическое блюдо, которое стало популярным после морских вояжей в Вест-Индию еще в XVIII веке. Но настоящая живая черепаха – огромная и безумно дорогая – была вполне себе редкостью. Отсюда и пошел фальшивый черепаховый суп, который приготовлялся, в идеале, с привлечением телячьей головы, дабы максимально приблизить вкус к оригиналу. Для читающих нас же все вышеперечисленное – не просто причудливый контекст, но и повод проникнуться спецификой викторианской Англии.

Причина №3 – трудности перевода

И кстати о Фальшивой Черепахе. Как ее только не называли в переводах: тут вам и Черепаха Квази (Перевод Н. Демуровой), и Деликатес (Перевод Б. Заходера), и Чепупаха (а это уже В. Набоков изобрел словечко), Якобы Черепаха, Мнимая Черепаха, и так далее, и тому подобное. Тут как раз тот самый случай, когда можно обнаружить, что имеющийся перевод зачастую отличается от первоисточника (при всем моем огромном уважении к вышеупомянутым авторам-переводчикам, разумеется). И попытаться самостоятельно понять, что же на самом деле хотел сказать автор.

Причина №4 – тайное становится явным

И, возвращаясь еще раз к непрочитанным сказкам и детским стишкам: нам, читателям, зачастую неясно, что автор нашел в не таких уж и затейливых стишках, которые герои “Алисы” периодически декламируют, к месту и не слишком? А это сплошь пародии на хрестоматийные стихотворения – “Twinkle, twinkle, little bat! How I wonder what you’re at!” злосчастного Шляпника – пародия на известное “The Star” (автор Jane Taylor, 1783-1824), и т.д.

Но особое место занимает сюжетообразующее стихотворение о пирогах, которое “The Queen of Hearts, she made some tarts…” (с) – это единственное стихотворение в книге, которое автор не пародирует, а цитирует. Льюис Кэрролл использует фрагмент этой известной nursery rhyme в качестве обвинительного заключения. И, кстати, если дочитать оригинал песенки до конца, можно узнать, кто на самом деле украл пирожки.

Причина №5 – найдется вариант для каждого

И последнее, но не в последнюю очередь, – уже упомянутый простой и доходчивый язык. “Алиса” в самом деле безумно популярна: помимо оригинального текста, соответствующего примерно уровням B1-B2, существуют и варианты упрощенные, адаптированные и, что особенно приятно, варианты-пересказы, например, от Jennifer Bassett (“Alice’s adventures in Wonderland” от Oxford University Press). В результате вы точно сможете найти вариант, соответствующий именно вашему уровню владения языком, и избежать хотя бы одной из типичных ошибок читающего на языке оригинала (а об остальных ошибках можно прочитать в статье “Чтение на языке оригинала. Как правильно выбрать свою первую книгу на языке оригинала – и дочитать ее до конца” ). Ну и в целом выбор корректного уровня сложности – уже половина успеха.

Конечно, это не все : многослойная “Алиса” со своими чудаковатыми героями способна доставить множество приятностей. И пусть она принесет вам большое количество языковых радостей и открытий!

Иллюстрация автора

Обучение в Language Heroes
Ирина Таргонская

Ирина Таргонская

Художник-иллюстратор, живет и работает в Санкт-Петербурге. Пишет фантастические рассказы.