Блоги Переводим Читаем и пишем

Синтагматичный бестиарий, или Приятности и подводные камни литературного перевода

Табличка

Литературный перевод — штука забавная. Как для переводчика, так и для читателя. Для переводчика есть технические моменты, и здесь могут помочь современные средства перевода, о чем классно рассказано в статье “Переводчики против машин: кто победит? ” А читатель на другом языке вынужден полагаться на добросовестность и чутье переводчика.

Вот я и хочу рассказать здесь о некоторых приятностях и трудностях литературного перевода.

С латиноамериканской литературой мне не повезло изначально. Начиная с приснопамятного Габриэля Гарсия Маркеса и заканчивая Хулио Кортасаром. “Сто лет одиночества” вызвали стойкую головную боль, а “Осень патриарха” — запах склепа. От Хулио Кортасара с его бытовой фантастикой и магическим реализмом тошнило. И даже от Жоржи Амаду осталось легкое, но неприятное головокружение.

Я никому не навязываю своего мнения, ни Боже мой! Но что есть — то есть. Поэтому, когда я получила приглашение поучаствовать в конкурсе на лучший литературный перевод рассказов уругвайского писателя Марио Бенедетти (итальянца по происхождению), я отнеслась к этому с опаской. А зря.

Материал для перевода — три короткие истории из мира лингвистов — я получила поздно вечером. И полночи не спала, потому что хохотала. Ну нельзя перед сном так смешить людей! Надо ли говорить, что я тут же отправила заявку на участие в конкурсе? А пока предлагаю и вам посмеяться вместе со мной.

Приятностей оказалось две: тонкий юмор, граничащий с издевкой, и бесконечное расширение кругозора. Впрочем, кругозор оказался еще и подводным камнем. Чтобы понять изящество мысли автора, пришлось перевернуть интернет в поисках информации. Боже, благослови Гугл,— страшно представить, сколько времени потратила бы я на добычу информации в библиотеке.

Подводным камнем оказались также длинные многоуровневые предложения-матрешки. Это когда одна мысль вложена в другую, а другая — в третью без перерыва на точку. И был соблазн скатиться в калькирование — дословный перевод. Постаралась сохранить первое и избежать второго. Насколько удалось — судить вам.

А вообще мне эти три истории напомнили вкусный обед — первая история на закуску, основное горячее блюдо и легкий десерт. Пообедаем?

Итак, легкая пряная закуска в виде рассказа Лингвисты.

ЛИНГВИСТЫ

Как только стихли овации, которые ознаменовали завершение Пленарного заседания Международного Конгресса Лингвистических и Окололингвистических Наук, миловидная стенографистка собрала свои бумаги и карандаши и двинулась к выходу сквозь толпу сотни лингвистов, филологов, семиологов, структуральных и деконструктивных критиков — всех тех, кто провожал ее грациозное движение с восхищением, граничащим с глоссематизмом.

Как водится среди приверженцев глоссематики, форма комплиментов превалировала над содержанием. Компостирование мозгов свершилось быстро и бесповоротно::

Какая синтагматичная!

— Какая полисемичная!

— Какая сигнификантная!

— Какова диахрония!

— Что за экземпляр цеторорум!

— Каков цунгепшпитце!

— Что за чудная морфема!

Прекрасная стенографистка бесстрашно и решительно продефилировала сквозь этот непроходимый лес фонем.

И только польщенная и слегка растерянная улыбка тронула ее губы, когда молоденький ассистент перед тем, как открыть дверь, шепнул ей почти в самое ухо: “Какая красотка!”

Использованные для “научных” комплиментов термины означают следующее:

  • Синтагма — название ряда сочинений, как правило дающих систематическое обозрение своего предмета
  • Полисемия — многозначность,когда одно и то же слово может иметь разные значения в зависимости от контекста, как, например, слово “ключ” в русском языке
  • Сигнификация — лингвистический процесс фиксации значений (понятий) с помощью символических средств, например, слов.
  • Диахрония — рассмотрение исторического развития тех или иных языковых явлений и языковой системы в целом.
  • Экземпляр циторорум — вымышленный термин, этакий закос под латынь.
  • Цунгеншпитце — в немецком языке буквально “кончик языка”, используется ли в качестве лингвистического термина, мне найти не удалось.
  • Морфема — значимая часть слова, например, корень, приставка и так далее.

Самый большой прикол был с термином “Глоссематика”. Это лингвистическая теория, достаточно схоластическая, где язык признается всего лишь системой символов, которая может существовать сама по себе, без связи с обществом, психологическими, физическими и культурными аспектами жизни того или иного народа. Марио Бенедетти был явно противником этой теории, поскольку большинство лингвистических терминов, которыми выражали свое восхищение высоколобые ученые, относятся именно к этой теории.

Поэтому фраза “Как водится среди приверженцев глоссематики, форма комплиментов превалировала над содержанием” является полнейшей отсебятиной, в оригинале ее нет. Но, мне кажется, что русскоязычный читатель, далекий от лингвистики, лучше поймет сарказм Марио Бенедетти, если эта фраза будет.

И особенно много хлопот доставило мне выражение про “чеканку мозгов”. Когда мы хотим прервать поток ненужной нам информации или прекратить бесполезный спор, мы говорим: “Не пудри мне мозги, не капай на мозги, не выноси мозг, не компостируй мне мозги”. Ну или что-то совсем неприличное.

Испанцы же в таких случаях говорят “Не чекань монету из мозга”. Безусловно, в испанском есть и другие эквивалентные этому выражения — уж очень часто в жизни любого человека встречаются подобные ситуации. Я для перевода из всего многообразия русских выражений выбрала “компостировать мозги” просто потому, что процесс компостирования и процесс чеканки монеты схожи технологически.

А вообще о многозначности слов и их иногда неожиданном значении рассказывается вот здесь ‘Коварные английские слова“.

Ну а теперь – основное блюдо. Горячий, полный литературных аллюзий и неожиданных поворотов, рассказ Бестиарий.

Средневековый и таинственный бестиарий

Средневековый и таинственный бестиарий

Picture Credit

БЕСТИАРИЙ

Ежегодная Ассамблея литературной, музыкальной и прочей артистической Фауны была созвана сначала на 20, а затем на 21 час, ибо только со второго созыва был достигнут необходимый кворум.

Собака Баскервилей, Лебедь Сен-Санса и Моби Дик Мелвилла сообщили о своем отсутствии, Мухи Сартра и Форель Шуберта прогуляли просто так, без всякого предупреждения.

Налицо были: Попугай Флобера, Осел Буридана, Голубка Пикассо, Кентавры Дарио, Ворон По, Носорог Ионеско и Осы Аристофана.

На повестке дня стоял единственный вопрос — назначение Носорога Ионеско полномочным президентом пожизненно.

Прения начал Кентавр Дарио Орнео, сказав: “Тайну тварей узнал я…”

Буриданов Осел не произнес ни слова, но делал вид, что понимает и Бэ, и Мэ.

Попугай Флобера выступил с необычной трехчастной речью на французском: “Рогоносец, мой маленький Коко”, “Завтракал ли ты, Жако?” и “У меня хороший табачок”.

Другой Кентавр Дарио, Гоман, продолжил речь своего сотоварища по стаду Орнео: “ И монстры озвучат Орбы все сердца тревоги…”

Носорог Ионеско медленно повел своим бледным и пятнистым рогом, утонченно соглашаясь быть упомянутым.

Голубка Пикассо приблизилась, и, пролетая, накакала на непробиваемую голову кандидата, оставив свой решительный комментарий.

Тем не менее предложение Кентавров Дарио витало в воздухе роем Ос Аристофана, которые хором выражали свое мнение: “ Нет, ни за что, никогда, покуда вздох жизни остался…”

Попугай Флобера пытался высказаться снова по-французски: “Рогоносец, мой маленький Коко”.

Но Ворон По наконец открыл свой клюв. Все замолкли, включая Попугая.

И Ворон веско каркнул: “Больше никогда!”

Иллюстрация к стихотворению Эдгара По “Ворон”

Иллюстрация к стихотворению Эдгара По “Ворон”

Picture Credit

Чтобы понять всю прелесть и вкусноту этого “блюда”, необходимо обладать большим читательским опытом, который приходит с годами. Для тех же, кто не обладает таким опытом в силу возраста или несовпадения интересов, объясняю.

Известные и понятные герои художественных произведений самоустранились с этого абсурдного собрания. Собака Баскервилей (самый, пожалуй, читаемый роман Конан Дойля), Лебедь (музыкальная миниатюра Камиля Сен-Санса из цикла Карнавал животных) и Моби Дик ( Роман Мелвилла) хотя бы нашли в себе силы предупредить о своем отсутствии. Мухи (роман Сартра) и Форель (песня Ф.Шуберта) смылись молча. Тут, в общем-то, и комментировать нечего.

А вот с теми, кто был на собрании, все намного интереснее. Это герои произведений, принадлежащих к различным “завиральным” течениям и стилям в искусстве — абстракционизму, модернизму, символизму, футуризму… И у меня сложилось четкое впечатление, что автор, так же как и я, не очень-то жалует все эти “-измы”. Или просто находит повод для шутки

В речи “героев” собрания Марио Бенедетти использует цитаты из соответствующих произведений. Пришлось покопаться и поискать. Зато у меня резко расширился словарный запас — вплоть до неприличных. А заодно и кругозор. Итак…

Попугай Флобера — это вовсе не герой какого-либо произведения Гюстава Флобера, а роман английского писателя-постмодерниста Джулиана Барнса. По сути дела, это – нетрадиционная биография Гюстава Флобера. Попугай же, на самом деле, не птица, а чучело попугая, которое якобы стояло на письменном столе Флобера, когда он писал “Простую душу”. Подобных попугаев Джулиан Барнс обнаружил в разных музеях аж несколько штук.

Тем не менее в рассказе Попугай Флобера произносит три фразы по-французски. Причем слово Cocu — рогоносец — во французском имеет еще значение неприличного названия мужского детородного органа.

Осел Буридана, или Буриданов Осел, — “герой” философского парадокса философа 14 века Жана Буридана. Согласно этому парадоксу осел, помещенный между двух одинаковых стогов сена, помрет с голоду, так как не сможет совершить рациональный выбор. Вот поэтому Осел в рассказе и делает вид, что понимает и “Бэ” и в“Мэ”.

Голубка Пикассо — широко растиражированный и очень известный рисунок испанского и французского художника Пабло Пикассо. Мне было неясно, почему Марио Бенедетти включил столь понятный и столь реалистичный рисунок в число абсурдных произведений. Возможно, потому, что Пикассо — основатель кубизма. Поскольку персонаж рисованный, “голосует” голубка дейс8твием.

Кентавры Дарио — герои поэмы “Разговор кентавров” латиноамериканского писателя Рубена Дарио, ярчайшего представителя модернизма в испаноязычной литературе. На мой взгляд, “Разговор кентавров” — этакая высокопарная болтовня ни о чем. Но перевод их реплик представил определенную трудность. Если эквивалент реплики Орнео удалось найти в русском переводе Аллы Шараповой, то реплику другого кентавра, Гомона, пришлось “изобретать” самой, подстраиваясь под стихотворный размер.

Носорог Ионеско — образ из драмы “Носорог” французского драматурга Эжена Ионеско, одного из основателей эстетического направления “абсурдизм” , или театра абсурда. Носорог у Ионеско — символ того, во что может превратиться сытый и счастливый обыватель. Именно поэтому в рассказе Носорог Ионеско ничего не говорит, а только медленно поводит рогом от гордости за то, что удостоен быть кандидатом на пост президента этого абсурдного зверинца.

Осы Аристофана — действующие лица комедии древнегреческого комедиографа Аристофана. Комедия высмеивает древнегреческий суд присяжных, их в пьесе 24, они наряжены осами и высказывают свои реплики хором.

Ворон По — символ тщеты бытия из стихотворения американского писателя Эдгара Алана По, представителя мистицизма. Убитого горем молодого человека, потерявшего возлюбленную, посещает таинственный Ворон. И на все стенания и вопросы влюбленного Ворон отвечает единственной и полной безысходности фразой: “Никогда больше”. Вот этой знаменитой репликой Ворон и заканчивает это дурацкое собрание: “Никогда больше!” Как гвоздь забивает. Может, и к лучшему?

Название самого рассказа — “Бестиарий” я переводить не стала, хотя во множестве языков это слово означает “зверинец”. Просто слово “зверинец” может навести на мысли о зоопарке, клетках, реальных животных. А вот в “Бестиарии” присутствует что-то нереальное, фантастическое, интригующее. Как и в рассказе Марио Бенедетти.

Ну а теперь десерт, наполненный уже не сарказмом, а тонкой иронией и легкой насмешкой.

ПЕРЕВОДЫ

Всегда происходило то же самое. Когда кто-нибудь переводил одну из его поэм на иностранный язык (по крайней мере на те, что Он знал), ему казалось, что его собственные стихи звучат на иностранном лучше, чем в оригинале. Поэтому его не удивило, что французская версия его поэмы “Время и колокол” показалась ему чудесной, изящной и значительной.

Два года спустя итальянский переводчик, который не знал испанского, перевел эту самую французскую версию. Поскольку Он никогда не был приверженцем переводов с оригинала ( без сомнения Он помнил, что много лет назад уже знакомился с подобными переводами произведений Толстого, Достоевского и даже Конфуция), итальянская версия его поэмы очень ему понравилась

По прошествии еще трех лет один английский переводчик, который, как и большинство английских переводчиков, испанского не знал, положил в основу своего перевода итальянскую версию поэмы, в свою очередь основанную на французском переводе. Несмотря на такую удаленность от первоисточника, перевод порадовал. И наибольшее удовольствие Он получил от того, что автор оригинала был испаноговорящим.

Единственное, что его немного насторожило ( по правде говоря, Он списал это на многочисленные опечатки, наложившиеся друг на друга при переводе с языка на язык) — что эта новая версия называлась “Сожженный Нортон” и что автором значился какой-то Т.С. Элиот.

Несмотря на это, английская версия ему настолько понравилась, что Он дал себе слово перевести ее на испанский.

Здесь даже комментировать нечего, все ясно, прозрачно и мило. Остается сказать, что “Сожженный Нортон” — это поэма английского и американского поэта-символиста Т.С.Элиота, одна из частей цикла “Четыре квартета”. А сам Сожженный Нортон — поместье на юге Англии.

Скажу честно — пока что я из всех произведений, что упоминаются в рассказах Марио Бенедетти, прочла всего два. Да и то в переводе. Зато у меня появилось некоторое количество произведений, которые захотелось прочитать. И лучше всего в подлиннике.

P.S. А может быть, Маркеса и Амаду тоже следовало читать в подлиннике?

P.P.S. А если вы хотите попробовать себя в роли переводчика, можете записаться на спецкурс Основы писменного перевода, который открыт в школе самостоятельного изучения иностранных языков Language Heroes.

Picture Credit

Обучение в Language Heroes
    Теги по теме:
    Татьяна Горская

    Татьяна Горская

    Копирайтер, психолог и полиглот-самоучка. Практически самостоятельно выучила 9 языков. Пишу, шью, вяжу,вышиваю, рисую,танцую.
    Пишу статьи для русскоязычной версии сайта испанского певца Рафаэля. Преподаю шотландские и исторические танцы. Страничка ВК https://vk.com/id419825466